Три источника и три составных части. Статья сайта Stereo.ru

Уважаемые клиенты! В связи с отпуском курьера, с 01 по 20 сентября возможен только самовывоз
С уважением, TAPES.MMS.RU

Новость от 18.06.2018

 

Три источника и три составных части.

ТEКСТ:  12 июня 2018, 09:50 Комментарии (169)

Три источника и три составных части

 

 
 
Есть в нашей крови память о технике, на которой мы слушали Битлов и Роллингов, перезаписывали друг у друга редкие пластинки. Много воды утекло с тех пор. И, как сказано, нельзя дважды войти в одну и ту же воду.. . или все-таки можно? Катушечные магнитофоны возвращаются? После ряда громких анонсов немецкая Ballfinger выпустила и показала на High End Munich 2018 катушечный магнитофон M 063. Компания разрабатывала новинку четыре года, и результат — настоящий новый магнитофон 21-го века! Неоднократные же заявления знаменитой Revox о разработке абсолютно нового катушечника пока ни к чему не привели.
 
 





 



Я давно задумывал этот материал, но сам факт того, что немецкая компания Ballfinger выпустила и показала на High End Munich 2018 катушечный магнитофон M 063 и несколько его модификаций, помог расставить некоторые акценты в теме.

Пробный запуск M 063 год назад.
 

Стенд Ballfinger на High End Munich 2018

Советские ленты Тасма и Свема, вечно осыпающиеся, погоня за редкой «гэдээрошной» лентой ORWO, преклоненные колени перед отечественным «Олимпом» с ватой и склянкой со спиртом... Кто вспомнит теперь? Только появление в моей системе привезенного из Парижа в начале 90-х CD плеера Denon DCD-595, собранного в стране Ниппон красавца с 20 Bit Lambda Super Linear Converter и двойным ЦАПом на PCM61, позволило с легким сердцем просто подарить другу «Олимп» и полцентнера катушек с переписанным винилом. Винил, впрочем, остался со мной навсегда.


Часть первая: Для чего козе баян — она и так веселая?

Споры о превосходстве аналога над цифрой — вечная тема холиваров между аудиофилами, но я не лью воду на чью-либо мельницу. Ибо как писали раньше многие музыканты на ленту, так и пишут, просто их количество подросло за последнее десятилетие. Магнитная лента до сих пор используется в индустрии звукозаписи. Она широко применяется для создания мастер-копий.

В студии звукозаписи после фактического окончания процесса записи звука на многодорожечном (до 24-х каналов) магнитофоне следует процесс создания студийного микса, когда записанные на многодорожечный магнитофон материалы объединяются в один или несколько каналов, например, в 2-х канальное стерео. В результате этой работы получают оригинальный студийный микс — конечную оригинальную фонограмму, завершающую работу музыкантов и звукорежиссеров. 

Но производить тиражирование с оригинальных студийных миксов на массовые носители бытовых фонограмм нельзя, так как и винил, и массовая аппаратура не смогут по техническим возможностям адекватно воспроизвести во всем диапазоне (частотном, динамическом) оригинальный студийный микс.

Для тиражирования оригинальный студийный микс дополнительно обрабатывают, и этот процесс называется мастерингом. Это таинство происходит в специализированных мастеринговых студиях, которые сильно отличаются от студий звукозаписи, прежде всего по оборудованию. Такие корифеи, как Bernie Grundman Mastering или Fone Records, не прерывали процесс работы исключительно в аналоге, не теряя навыков, но совершенствуя процесс постоянно.

Результатом мастеринга является оригинальная мастер-лента, копии с которой рассылаются на заводы-изготовители массового тиража музыкального контента. На заводах мастер-ленты могут подвергаться дополнительной коррекции. Таким образом, по миру распространилось огромное количество копий мастер-лент. Часть из них время от времени появляется в сети на аукционах и оседает у коллекционеров.
 

Pink Floyd Animals dubbing copy — на аукционе Ebay

Стандартная практика предполагает изготовление в студиях копий оригинального студийного микса и оригинальной мастер-ленты, известных как экземпляры безопасности (Set A — safety copy), в случае, если произойдет утеря, повреждение или их кража. А что винил? Для него при сведении оригинального микса, как правило, на той же технике, записывали Set B — dubbing copy с тестовыми сигналами для настройки станка при изготовлении лакового диска в начале ленты.

Ну и что, скажут некоторые из вас, и цифра достойно доносит содержание записанного музыкантами материала? Я и не спорю, но! Достаточно один раз послушать и сравнить звук винила, цифрового трансфера в DSD и копии мастер-ленты на скорости 38 см/сек., выполненных с одного аналогового источника «одними руками», и вы задумаетесь. По крайней мере, это увлекательное аудиофильско-меломанское приключение, и вот я снова вошел в эту воду, и она оказалась совсем другой.

Но вернемся на десяток лет назад. Почти одновременно у невероятного американского инженерного трио Дэна Шмалле (Dan «Doc» Schmalle), Майкла Романовски (Michael «Romo» Romanowski) и Пола Стаблайна (Paul «High and Outside» Stubbleine) возникла идея проекта «The Tape Project». Не без стороннего влияния.

Нужно сказать, что катушечные машины и сопутствующее железо не ускользнули в последние 30 лет от внимания ведущих аудио журналов. Небезызвестный Stereophile, с Дж. Гордоном Холтом (J. Gordon Holt) у руля и The Absolute Sound с Гарри Пирсоном (и умело помогавшим Патриком Х. Донлейкоттом в обзорах ) публиковали регулярные обзоры магнитофонов с бытовыми лентами и предварительно записанного с мастер-лент и коммерчески выпущенного музыкального контента. Кроме того, JGH писал регулярные материалы, в которых рассказывалось о том, что происходит с домашними записями — о том, что что-то утеряно сегодня. И еще о том, что в те дни лучшие reel-to-reel decks и 7½-ips (19-я скорость), коммерческие 2-дорожечные ленты превосходили большинство пластинок и аналоговых вертушек.

Как вспоминал Гарри Пирсон (Harry Pearson) в недавнем материале на Stereophile: «Одним словом, мы перестали рассматривать reel-to-reel decks, когда катушки с лентами были сняты с производства, но они были c первых дней появления стереопластинок бесконечно выше винила». Все это в совокупности с собственными рассуждениями и подвигло троих единомышленников вывести на рынок новый формат. До появления «The Tape Project» копии мастер-лент на 38-скорости на двух дорожках официально никто не продавал.

Если только не брать в учет странный эксперимент The Three Blind Mice, выпустивших в 1977-78 гг. на официальной копии мастер-лент несколько фрагментов альбомов Yamamoto и Suzuki. По 100 экземпляров всего.

 

 

Пол и Майкл вышли из профессиональной аудиосреды, Дэн занялся реконструкцией профессиональных катушечников, Майкл увлекся подготовкой первого релиза на ленте Jacqui Naylor и разработкой фирменного стиля «The Tape Project» . Пол также носил с собой «несколько шляп», самой значительной и важной из которых были контакты с лэйблом A & R и приобретение лицензий на копирование лент. Как рассказывал Пол: «Я, Дэн и Майкл просто шли в очередную студию, садились с хозяевами и обсуждали, какие альбомы они любят». Затем Пол сам заходил и на другие лейблы, чтобы оценить их интерес к новому бизнесу. «В некоторых случаях лейбл интересуется новым форматом, например, только желая зарабатывать больше денег. В других случаях лейбл звукозаписи просто хочет удостовериться, что выпуск The Tape Project не перекрывается с их собственными планами выпуска переизданий на традиционных носителях», — рассказывал Пол.

Первые релизы на лентах:

Max Bruch: Scottish Fantasy, Op. 46, Jascha Horenstein (conductor), David Oistrakh (violin), The London Symphony Orchestra (Reel A)/Paul Hindemith: Violin Concerto (1939), Paul Hindemith (conductor), David Oistrakh (violin), The London Symphony Orchestra (Reel B); Producer: Erik Smith; Recording engineer: Kenneth Wilkinson; Recorded at Kingsway Hall, London, October 1962; Original release: Decca SXL 6035. The Tape Project TP-006.

Bill Evans Trio: Waltz for Debby, Producer: Orrin Keepnews; Recording engineer: Dave Jones; Recorded live at The Village Vanguard, New York City, June 25, 1961; originally released as Riverside RLP 9399. TP-008.

 

 

 

После долгих споров друзья решили, что ленты в красивых коробках должны стоить денег — если коллекционеры готовы выложить 300-500 и более долларов за первый пресс винила, его материнская версия должна стоить дороже. Жизнь внесла коррективы.

Там же, в Америке, сходные идеи практически одновременно возникли у Джонатана Хорвица (Jonathan Horwich) — звукорежиссера и ученика Руди Ван Гельдера. В результате появился «ленточный» проект International Phonograph. Джонатан писал джаз с конца 60-х и был яростным сторонником аналога. В разгар цифровой эпохи он убеждал молодых и одаренных музыкантов писать материал на аналог, причем довольно успешно. При условии наличия у Джонатана Хорвица личных авторских прав на копирование записей, его аналоговый проект обошелся конкурентно дешевле, чем The Tape Project.

 

Clifford Jordan by "International Phonograph" 1987

 

 

Старые и новые записи Джонатана во многом положили основу для другого удачного аналогово-цифрового проекта — High Definition Tape Transfer.

Один из сильнейших мэтров аналогового звука Analogue Productions не остался в стороне и быстро выпустил серию роскошных изданий на лентах, с выдающимися шедеврами классики, джаза и рока Analogue Productions Ultra Tape reel-to-reel.

 

 

 

Европейцы подхватили новое знамя в лице голландской STS Digital, записывая современных исполнителей, а также доставая из архива Philips и делая доступными записи мастеров джаза и классики. Правда, в кулуарах поговаривают, что при копировании подлинных мастер-лент Фриц де Вис (Fritz de With) — основатель и звукорежиссер STS — использует свой MW Coding Process, и якобы цифра участвует в процессе подготовки production copy ленты. Пусть так, но звучит их материал просто великолепно.

 

 

С ними здесь, в Москве, активно сотрудничает Николай Казанцев и его «Завалинка Рекордс», так же, как и с изначально американо-итальянским проектом Fone Records.

 

Существенный вклад в современные аналоговые записи внес и Groove Note Records — практически все записи Jacintha, Vanessa Fernandez, Bennie Wallace, Anthony Wilson Trio вышли на лентах в их серии Master Quality Reel To Reel Tape. Все это доступно на Elusive Disc. Entertape GmbH (Horch House) из Братиславы тоже предлагает интересный ассортимент — Entertape.


Часть вторая: Про «Железо»

В этой части мы сознательно обходим бытовые 4-х дорожечные катушечники с 19-й скоростью и посмотрим более внимательно на профессиональные и полупрофессиональные Reel-to-reel аппараты, тем более, что речь у нас идет о мастер-звуке .

Но нельзя обойти стороной коммерческие стерео ленты 70-80-х годов. Официальных изданий на 19-й скорости Reel-To-Reel, 7 ½ ips, ¼", 2-Track Stereo в свое время было выпущено немало, особенно отличилась Columbia Records, и найти их на различных ресурсах в инете (даже запечатанных) вполне реально.

Miles Davis Kind of Blue Columbia ‎– GCB 60 7 ½ ips, ¼", 2-Track Stereo

 

Но личные сравнения, мои и не только, подобных лент с коробочными версиями мастер-копий на 38 скорости, равно как сравнение бытового японца или европейца в хорошем состоянии, с потенциалом воспроизведения даже полупрофессионального Studer Revox, далеко не в пользу первых. То есть лента для бытового потребления играет на уровне среднего винилового тракта с аналогичной пластинкой, а вот мастер-копия конкурирует с топовым виниловым хай-эндом и, похоже, серьезно обыгрывает его по очкам.

Наши герои из The Tape Project начали работать над тщательной реконструкцией ранее выпускавшихся катушечных аппаратов. До сего дня только Otari MX-5050 Mk.III выпускается малыми сериями по цене 6,5-7 тысяч долларов. Наиболее подходящим для серийной реконструкции The Tape Project сочли вполне доступного японца —Technics RS-1500US (скорости 7.5 - 15-ips, 2-track, ¼-inch playback). Такой прибор стоил в начале выпуска и до 1986 года около 1600 долларов. Bottlehead Electronics принимала участие в подготовке комплектующих и аналогичных по спецификациям запасных деталей.

 

Technics RS-1500US после реставрации на The Tape Project

 

Серьезный ответ немедленно прозвучал у Analogue Productions, которые выпустили свою R2R Mara Machines. Аппараты построены по модульному принципу, и самый простой MARA Machine Transport (Playback Only) MCI JH110 HiFi 1/4" 2 Track — просто система воспроизведения со скоростью 7.5, 15, and 30 IPS (NAB and IEC) за 10 000 долларов, а полные версии уже стоят 14 000. Блоки головок — вновь разработанные Flux heads. Но в основе этого новшества все равно уже ранее выпускавшиеся профессиональные катушечники Mara MCI.

 

 

Конкуренты из United Home Audio решили подчистить закрома японцев, занявшись массовой реконструкцией Tascam BR 20 в виде линейки аппаратов UHA Tape Deck. В начале вы получаете просто Tascam BR-20, реставрированный за 1000 долларов всего, а затем за 2 800 новый блок головок, еще за 4 800 — аутентичную Ultima recording system, и так далее.

 

Вот как выглядит полный продукт от United Home Audio.

 

На все это Stereophile дружелюбно замечает: «Не ошибитесь: ленточные машины со скоростью 15-ips / 2-track не имеют никакого звукового или какого-либо другого сходства со всеми этими 3 ips или 7½ ips, 2-х или 4-дорожечными лентами и магнитофонами, с которыми игрался ваш отец. Единственный формат, который я слышал, звучит лучше — оригинальные мастер-ленты!» В то время как The Tape Project пережил некоторые детские травмы и болезни в первые годы с доставкой своих лент из Series 1, оба принципала, Дэн и Пол, обещают своим поклонникам и подписчикам, которые зависли на лентах, что «у них есть амбициозный, долгосрочный пятилетний план по выпуску большого 15- ips ленточного каталога».

 

Вот теперь и Ballfinger вмешались в процесс, и осенью будет очень интересно послушать их изделие в Москве.

METAXAS AUDIO SYSTEMS тоже представили в Мюнхене свой футуристический клон великого Stellavox, но в виде очередного макета (он не играл).

Однако ничего вышеперечисленного из новшеств на расстоянии вытянутой руки у московского круга «лентоманов» нет и в помине. А что в наличии, на чем слушаем?

Revox B-77 Mark II HS

Мне кажется, что наш ленточный мэйнстрим — это швейцарская гвардия. Revox G36, разработанный великим Вилли Штудером, проложил прямой путь к качественному воспроизведению и записи мастер-контента. Серия «А» Revox от модели А76 к А78 (Mark I – Mark IV) c наиболее популярным Revox A77 (MK I to MK IV). Revox B77 HS, выпускавшийся до 1998 года, B99 PRO и последние работы Вилли Штудера — Revox C270. Последняя модель выпущена в 1988 году, в разгар цифрового бума, и это последний магнитофон, в разработке которого лично участвовал Вилли Штудер.

 

В штудеровской табели о рангах Revox C270 занимает промежуточное положение между наиболее совершенным из полупрофессиональных магнитофонов Revox PR99 и младшим из Штудеров, A807. C270, как и A807, предназначался для радиостанций и малых студий, поэтому в наличии практически весь набор профессиональных функций, включая интерфейс автолокатора и синхронный канал.

Ну, это если вам нужно совмещать приятное и профессиональное.

Часть магнитофонов выпускалась с головками, аналогичными применяемым в Revox PR99, часть — с так называемыми «бабочками», головками с характерной формой магнитопровода, применявшимися в основном в студийных Штудерах.

 

По сравнению с другими магнитофонами Вилли Штудера, C270 был выпущен сравнительно небольшим тиражом, поэтому встречается нечасто. Но из-за быстрого вытеснения аналоговой техники цифровыми рекордерами в начале 90-х большинство C270 мало использовались и прекрасно сохранились.

С моим подходом не все согласятся, но находящиеся в рабочем состоянии Technics RS 1500–1700 или тот же Tascam BR-20 весьма неплохи, если их характер звуковой подачи вам по вкусу. Просто вышеперечисленные Revox — младшие братья студийных Studer, и во многом технические решения и базовые элементы конструкции схожи, как, впрочем, и характер звучания.

Ну а если жизненное пространство позволяет, вам сюда:

Studer A-80

 


Часть третья: Tie a Yellow Ribbon

Ну хорошо, а на что музыку записать? Ленты-то где? Старье скупать по Интернету?

А почему бы и нет? Есть у меня пара Basf LGR 50 — толстая профессиональная пленка в 50 микрон, не пользованная с 1989 года, и ничего с ней не случилось при правильном хранении — писать на нее одно удовольствие.

Но жизнь идет вперед. Студии работают, катушечники крутят ленты, и ATR Magnetics из Пенсильвании выпускает новые серии для мастеринга и не только — ATR Tapes.

На ATR Magnetics считают, что ничто не звучит так, как лента. Их аргументы несколько поэтичны, но весьма убедительны:

ПОЧЕМУ МУЗЫКА ЗАПИСАНА НА АНАЛОГОВОМ ЗВУКЕ?
Чтобы понять, почему профессиональный магнитофон обеспечивает наиболее реалистичное воспроизведение, нужно учитывать нескольких важных факторов. Ключ проблемы заключается в присущей технологии самой ленты. Аудио магнитная лента, используемая в течение 1950-60-хх годов, обеспечивала примерно 65 000 000 магнитных частиц в секунду для записи формата четверть дюйма со скоростью ленты 15 дюймов в секунду (ips). Каждая магнитная оксидная частица, или группы частиц, принимает либо северную, либо южную ориентацию после выхода из записывающей головки. Начиная звучать как битовый поток? И да и нет. Однако есть одна огромная разница между аналоговыми магнитофонами и даже лучшими цифровыми записями.

РАЗРЕШАЮЩАЯ СПОСОБНОСТЬ
Сегодня самое высокое цифровое разрешение — 4 608 000 бит в секунду. Неплохо. Большое улучшение по сравнению с стандартным компакт-диском Red Book, но оно даже не близко к разрешению субмикронных частиц ATR Master Tape.

Четвертьдюймовая двухканальная основная лента ATR, работающая со скоростью 15 дюймов в секунду (ips), включает примерно 80 000 000 ориентированных и случайно штабелированных частиц в секунду записи и воспроизведения. Это не просто количество частиц, но и случайное изменение ориентации намагниченных частиц превращает это супер двоичное разрешение в чистое аналоговое воспроизведение. Вот почему даже запись небольшой ширины дорожки по-прежнему звучит так подробно, несмотря на более низкую площадь поверхности.

Музыка — неотъемлемая часть человеческой души. Она играет с нашими эмоциями, она говорит с нами. Это успокаивает нас, это заставляет нас подняться на величайшие достижения и вернуть наши самые теплые воспоминания. Почему бы не записать ее на лучший носитель для достижения наилучшего качества звука?

(перевод мой)

 

В Европе тоже не отстают. Recording The Masters — RTM. RTM является ведущим производителем профессиональных и полупрофессиональных аналоговых лент, обеспечивая превосходное качество записи и воспроизведения звука. Ленты производятся во Франции и используются во всем мире в крупных студиях звукозаписи для рынков архивов и профессиональных инструментов. Наверное, это самый большой выбор параметров ленты для различного использования. Производство ведется по спецификациям BASF и AGFA. В Москве и России продукцию RTM распространяет компания MMS.

 

Вместо заключения: Что делать?

 

Не ради статистики, но пару лет назад в кругу моего аудиофильского общения полупрофессиональный катушечник был в системе только у одного азартного фаната лент и поклонника Вилли Штудера. Теперь, как ни странно, у каждого второго. Да и появление в двух серьезных сетапах на последнем российском High End Show младших Studer случайностью не выглядит.

 

 

Я не ставил себе задачу подробного обзора и тем более какого-либо теста катушечных магнитофонов. Тема практически неисчерпаема. Я, скорее, подвел собственный промежуточный итог и поделился им. Тем не менее, если для вас доступна цена за, скажем, такой источник, как OPPO, то и полупрофессиональный катушечник вам по плечу. Тот же Revox b77 HS доступен к приобретению в сети (и не только за 70-90 тысяч рублей или в их эквиваленте) и часто после приличной профилактики. Technics или Tascam дороже. Младшие Studer можно найти от 200 тысяч рублей, если повезет. Найти специалистов по их апргейду несложно, ну в крупных городах, где есть серьезные студии звукозаписи, точно можно. Комплектующих, в том числе оригинальных, много, технический сервис Studer Revox существует до сих пор. Да и на Facebook полтора десятка активно действующих групп энтузиастов reel-to-reel. Так что дверь не распахнута, но приоткрыта, и войти можно.

И цифра, и винил, и ленты достойно могут сосуществовать в хорошей системе.

Некоторый неполный список поставщиков официальных копий мастер-лент, дополнительно к упомянутым выше:

Open Reel Records Italy

Analogy Records

Opus records

Yarlung Records